Тут скифский дух, тут Русью пахнет

Недаром говорится, что всё новое – это хорошо забытое старое. И забытые теории и гипотезы нередко оказываются более интересными и близкими к истине, чем общепринятые сегодня. В этом мне лишний раз пришлось убедиться, ознакомившись с работой русского ученого А.И. Соболевского «Русско-скифские этюды», вышедшей первый, и надо полагать, последний раз в Петрограде в 1923 году.

 

Копию этого труда, давно ставшего библиографической редкостью, предоставил мне местный краевед Анатолий Бродяной, в своё время работавший в столичных библиотеках и архивах и почерпнувший оттуда немало интересной информации.

 

Все мы родом из Скифии

 

Основой концепцией А. И.Соболевского является утверждение того, что в античные времена скифские племена были широко распространены не только в евразийских степях, но и занимали большую часть Восточной и Центральной Европы. На части этой территории вместе со скифами проживали и праславянские племена, находившиеся под их сильнейшим влиянием и по большей части зависимые от них. Соболевский утверждает, что подавляющее большинство географических названий на пространствах от Черного до Белого морей и от Балтики до Адриатики происходят от скифских топонимов.

Когда скифы в период великого переселения народов и в раннее средневековье утратили под напором тюркских завоевателей не только Великую степь, но и власть над зависимыми племенами, славяне широко расселились из своей прежней прародины, находившейся, согласно древним летописям, на части территории Венгрии и Румынии и вместе с землей унаследовали скифские названия. Наиболее распространенными примерами этого являются названия рек Днестр, Днепр, Дон, Двина и многие другие, а также географические названия с корнями «рос» и «рус» на территории Прикарпатья, Приднепровья, Белоруссии и России. Кстати, северные города Ростов Великий, Старая Русса, Орша и другие, по мнению Соболевского, подчиняются общему правилу. Но о происхождении термина «русский » и «Русь» мы поговорим ниже.

Далеко не все остатки скифских племен быстро перемешались со славянами, да и не только с ними. Часть из них стали предками кавказских народностей, в частности, осетин (аланов), черкесов. А также башкир и других приволжских народов.

А иные дожили до времен русских княжеств. К их числу петроградский ученый относил берендеев – фарно-даев, выходцев из Приазовья, коуев – от названия древнеиранского рода Кави. От этого же названия он производит Куявию – местность в Польше и древнее название Киевщины, особенно известное на Востоке. Летописные турпеи – это потомки древних туранцев – врагов персидских царей известных из поэмы Фирдоуси «Шах-наме». А также шелбиры, часть которых слилась со славянами, образовав племя северян-севрюков, часть под именем сабиры откочевала на северо-восток и дала название Сибири. Все эти названия встречаются не только в хрониках, но и в великой поэме «Слово о полку Игореве».

 

Не каменная баба, а предок царей

 

Однако самой интересной для широкого читателя частью «Русско-скифских этюдов», являются главы, посвященные происхождению так называемых каменных баб. Современная наука подавляющее большинство их приписывает половецким мастерам. Как известно, половцы появились в наших краях только в ХI веке н.э. По мнению же автора «Этюдов» эти скульптуры древнее, по крайней мере, на полтора тысячелетия. И к тюркским племенам не имеют никакого отношения. Согласно многочисленным наблюдениям, сделанным в ХУШ – ХIХ веках каменные бабы находились на вершинах именно скифских курганов, в глубине которых скифы захоронили своих царей и вождей вместе с конями, слугами и сокровищами.

Собственно говоря, каменные бабы бабами, в общем-то, не являются. По утверждению Соболевского внешний вид наиболее обработанных и хорошо сохранившихся скульптур не дает основания видеть в них именно женские изображения. Лица у каменных истуканов округлые, что было характерно для скифов – выходцев из Центральной Азии, где в древности проживало отдельное ответвление европеоидной расы с характерными чертами. На каменных лицах изображались не длинные, скорее всего, подбритые усы. Подтверждение этой моды Соболевский находит в изображении позднескифского царя Скилура на монетах древнегреческого города Ольвии, где тот изображен безбородым. На спинах многих скульптур видны косы. Но тоже отнюдь не женские. В трудах Геродота находится упоминание об обычае скифских воинов заплетать свои волосы в длинные косы.

При сопоставлении облачения каменных фигур и изображений скифов на греческих изделиях Соболевский тоже находит практически стопроцентное сходство. И там, и там – короткие подпоясанные халаты, к которым крепятся бляхи – на полах и на груди. Шею украшают гривны, в ушах – серьги (нередко с одной стороны). На руках – браслеты. Кстати, именно такие же украшения находили и в неразграбленных скифских погребениях под курганами, где стояли «каменные бабы». Головы скульптур украшают башлыки, представляющие собой часть короткого плаща, что тоже находит аналогии в скифских нарядах.

Обязательной частью древних скульптур являются чаши, прикрепленные к поясам. Как писали все древнегреческие и древнеримские авторы, чаша наряду с мечом имела в культуре скифо-сарматских времен особенное, даже первостепенное значение. Мечу поклонялись, как воплощению бога войны и символу Мирового древа. По-видимому, скифский бог войны имел немалое сходство со скандинавским Одином – отцом богов, колдуном-шаманом, путешествовавшим вдоль оси мира, воплощенном в Мировом древе. Кстати, родиной скандинавских богов – Асов известный путешественник и исследователь Тур Хейердал считал именно наши края – Приазовье и Нижний Дон. А предков осетин еще в средневековье нередко называли асами.

Так вот о чаше. Согласно скифскому мифу, записанному Геродотом, священной золотой чашей, якобы, упавшей с неба, завладел первый легендарный царь Великой Скифии Таргитай, которого греки отождествляли с Гераклом. Соболевский высказывает вполне обоснованное предположение, что каменные скульптуры, украшенные чашами, устанавливались на вершинах степных пирамид – курганов именно для охраны погребений и олицетворяли мифологического предка царской династии. Не исключено, что средневековые предания о святом Граале – таинственной чаше, на поиски которой отправлялись рыцари «круглого стола», восходят именно к золотой чаще скифов, ниспосланной Небом, и являвшейся символом царской власти и небесной благодати. А почему бы и нет? Ведь в названии германского племени саксы, завоевавшего Англию, где особенно были популярны легенды о Граале, отразилось древнее самоназвание скифов – саки.

Многие скульптуры уже в период заселения и освоения Дикого Поля были увезены с вершин курганов. Помещики использовали их для украшения своих усадеб, а некоторые практичные поселенцы – для укрепления фундаментов различных строений. Однако в целом, как отмечают этнографы, отношение к «каменным бабам» еще во второй половине девятнадцатого века было настороженным. С ними связывалось немало страхов и суеверий. Отмечены даже жертвоприношения скота у подножия истуканов. Что уж говорить о более ранних половцах, которые из страха перед таинственными идолами использовали каждый случай, чтобы задобрить их жертвами и подарками. Именно подобные наблюдения восточных авторов за отношением половцев-скипчаков к идолам во многом и послужили причиной для того, чтобы приписать последним их изготовление.

Кстати, следы каменных баб находят и далеко на севере – в Приуралье. Именно там стоял истукан «Йомалы» -- божества пермяков. Пермь в старину скандинавские саги именовали Биармией. Отряды викингов нередко отправлялись туда для грабежа храмовых сокровищ. Происхождение названия идола Соболевский связывает с древним индоиранским божеством – Ямой. Яма считался первопредком людей и первым, кто познал смерть и стал богом загробного мира. Кстати, перед идолом Йомалы – Ямы стояла огромная чаша, наполненная различными приношениями – золотыми и серебряными монетами, украшениями и т.п. Впоследствии пермского идола прозвали Золотой Бабой. С нею связан целый комплекс легенд и рассказов, которые представляют собой совершенно отдельную тему.

 

Корни русского мира

 

Книга Соболевского неслучайно носит название «Русско-скифские этюды». Ведь он тесно связывает скифскую и русскую историю. Помимо того, что скифские племена сыграли огромную роль в этногенезе почти всех славянских народов, в Восточной Европе в раннее средневековье появилась великая держава того времени – Русь.

Различные научные школы пытались возвести её название к германским, скандинавским и даже финским источникам. Однако как утверждает Соболевский, а теперь и целая плеяда авторов, сам корень рос-рус восходит к древнейшей индоевропейской этимологии: «светлый», «ясный», «свет», «блеск». Отсюда и наше слово «русый» со смыслом «светлый». Если открыть «Толковый словарь живого великорусского языка» Владимира Даля, то на слове «Русь» найдём аналогичное объяснение. Русь, по Далю, означает, прежде всего, «мир», «бел-свет», а словосочетание «на Руси» означает «на виду». У Даля же находим еще одно удивительное слово – Светорусье, означающее «русский мир, земля», «белый вольный свет на Руси». Здесь не только корневые слова, но и их значения сливаются в одно целое.

Одно из самых сильных скифо-сарматских племен Приазовья в древности называлось роксоланами или россоланами – то есть светлыми аланами. А древние персы называли скифов хороссарами или хороссами, что означало солнечно- светлые. Кстати, одно из имён бога Солнца на Руси – Хорс. Отсюда и хороссы.

Таким образом, древние источники и изыскания незаслуженно забытого петроградского ученого и его единомышленников свидетельствуют о том, что наше древнее название Русь неразрывно связано с понятиями света и светлого простора. Каким же покемоном надо быть, чтобы отрекаться от такого замечательного имени!..
 
 
dkr.com.ua

Похожие статьи:

ЯзычествоБОГИ И ЛЮДИ РУСИ. Русская вера

ИсторияЗагадочная Русь

ИсторияИсторические мифы об амазонках - возможные истоки

ИсторияЛукоморье. Глава из книги Геннадия Климова "Рождение Руси"

КультураРусь языческая в картинах Виктора Королькова

505 просмотров

Рейтинг: 0 Голосов: 0

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!