Уход Вечной женственности

В лице Аллы Александровны, в ее царственно-простых манерах, в ее слепых и всевидящих глазах мне предстало живое воплощение Традиции, «золотой цепи», связующей надмирную полноту и многомерность с нашим донельзя уплощенным и упрощенным мирком, придающей ему хоть какую-то значимость и ценность.

Ю.Н. Стефанов. «Драповые ниды»


Памяти Аллы Александровны Андреевой, вдовы известного русского поэта и мыслителя Даниила Андреева, скончавшейся 30 апреля 2005 года. В Алле Александровне чувствовалось нечто лишь отчасти человеческое. Облик словно бы сотканный из воздуха – или выцветающий, как древняя фреска, уходящий в свет. Белесоватые удивительные глаза слепой художницы

Она не была единственной, но, возможно, оказалась последней... Чем стала для русской культуры смерть Софьи Петровны Хитрово или Любови Дмитриевны Менделеевой? Слишком просто объявить их всего лишь адресатами лирики Владимира Соловьева и Александра Блока. Слишком мало счесть Аллу Андрееву адресатом лирики Даниила Андреева и хранителем его памяти, сочинений, публикатором, наконец. Некий мистический вихрь, поднявшийся в египетской пустыне на глазах философа Вл. Соловьева в 1875 году, очертив дугу над Лондоном, Парижем, Лангедоком, Германией, Петербургом, поставил в прямом смысле слова огненную точку в ночь со Страстной Пятницы на Великую Субботу 2005 года в старой московской квартире. Ушел последний человек, воплотивший в себе великое и вдохновляющее поэтов заблуждение, известное под именем Вечной женственности, Софии, Белой богини. Метафизический ветер селился в смертных женщинах – и поэзия обретала загадку, глубину, наконец, странную темноту, недоступную уже расслабленной душе наших современников.

Более всего в уходе Аллы Александровны Андреевой поражает молчание, похоронившее эту трагедию. Здесь нет преувеличения – ни в «молчании», ни в «трагедии»... На задворках шестой страницы девятнадцатого номера «Литературной газеты» за этот год (от 6 – 12 мая 2005) примостился маленький некролог: «На 91-м году жизни в ночь с 29 на 30 апреля в результате пожара в квартире трагически погибла Алла Александровна Андреева. Алла Александровна пережила вместе с мужем все драматичные обстоятельства его жизни, включая тюремное заключение. Именно она спасла от забвения и опубликовала выдающееся произведение Даниила Андреева «Роза Мира». Выражаем глубокие соболезнования родным и близким покойной, а также почитателям таланта писателя». Этот текст оказался единственной печатной реакцией на событие. Чуть позже в интернетовской «болтовне» кто-то сообщил, что Аллу Александровну отпевали 3 мая в Боткинской больнице, в присутствии полутора сотен человек...

А ведь в этой истории может быть не только метафизическая загадочность. Более четырех лет назад та же «Литературная газета» (№ 1 – 2 за 2001 год) опубликовала обширное интервью с Аллой Александровной под названием «Рукописи горят! Алла Андреева о «Стран­никах ночи», арестах, допросах и о разрыве с Фондом Даниила Андреева» (С. 11). Здесь шла речь о некоем договоре, заключенном создательницей журнала, издательства и фонда «Урания», а также Фонда Даниила Андреева, покойной Т.Б. Антонян (между прочим, специалистом по патентному праву) – с Аллой Андреевой, в результате которого архив Даниила Андреева и издательские права на его сочинения оказались в руках дочери Татьяны Борисовны, Ирины Антонян. Аллу Александровну же отлучили от творческого наследия ее мужа. Вопиющее безумие – ведь Алла Александровна не только наследница, она не только соавтор в некотором роде — она ведь причина создания многих этих произведений... Скандал намечался очень серьезный, слова Аллы Александровны не оставляли надежды на примирение. Она говорила: «И я скажу вам такую грубую вещь: если бы в Москве открыли публичный дом с названием «Роза Мира» и Ирина Антонян могла бы получить от этого какие-то отчисления, ее бы это вполне устроило». Но неожиданно разгоревшаяся история столь же неожиданно затихла. И вот теперь вспыхнула квартира А.А. Андреевой... Быть может, это ложный след. Но в молчании вокруг недавнего пожара лжи не меньше...

В середине 1990-х автору этих строк случилось видеть и слышать Аллу Александровну. Она выступала в доме-музее Ермоловой на Тверском бульваре. Идеальная осанка, гордо поднятая голова, образцово выстроен­ная, может быть, даже сыгранная, интонация речи, зеленое платье... Облик словно бы сотканный из воздуха – или выцветающий, как древняя фреска, уходящий в свет. Белесоватые удивительные глаза слепой художницы. В Алле Александровне чувствовалось нечто лишь отчасти человеческое. Нечасто (да и было ли когда?) так случается, что существо, вдохновлявшее поэта, вспоминает о своем певце, превращая себя не только в звено временной цепи – но цепи метафизической, как писал Ю.Н. Стефанов.

Отношения Поэта и Музы – главная Тема многовековой человеческой поэзии. Сколько говорили об этом и Блок, и Андрей Белый, и Даниил Андреев. Самый зрелый из этой чреды, англичанин Роберт Грейвс, который сумел не умереть в первые пятьдесят лет жизни (что, действительно, частенько случается с поэтами) – и подробно изучить природу своего вдохновения, отождествил Музу с Белой богиней древ­нейших арийских и ближневосточных культов. Грейвс даже составил словес­ный портрет своей – и не только своей – богини: «... красивая хрупкая женщина с крючковатым носом, со смертельной бледностью на лице, крас­ными, как ягоды рябины, губами, блестящими синими глазами и длинными светлыми волосами». Когда мне случилось впервые прочесть это, я оторо­пел – слишком похож оказался портрет на Аллу Александровну. Грейвс же связал с этим образом возможность поэтического творчества вообще: «Можно сказать, что способность к поэтическому видению проверяется достоверностью изображения Белой богини...»

И вот теперь остается только гадать – неужели страшное пламя в конце апреля навсегда закрыло эту страницу истории человеческого духа, эту «скважину между мирами»?...

Юрий Соловьев, Брянск

Гибель Аллы Александровны - трагедия. Есть вопросы, ответов пока нет. Однако неверно говорить, что это событие прошло незамеченным. Оно незамечено теми, кто вообще"не заметил" многих имен и судеб в русской культуре ХХ века. Есть филологическая профессура, путающая Даниила с Леонидом Андреевым и т.п.

Кроме некролога в "Литературке" - там же пойдет статья Ирины Николаевой. Опубликованы материалы в "Собеседнике" и "Мире Новостей" - массоввых, не элитных изданиях.В Москве прошли два вечера - 18 мая в Музее им. Горького (организован ИМЛИ. 9 июня - в Центре Рерихов. 8 июня - в Санкт-Петербурге, в Библиотеке РАН. Готовятся издания к 100-летию Даниила Леонидовича. Готовятся публикации и воспоминания.

Но сразу осознать случившееся трудно. Преодолеть собственную вину - трудно. Потому что самые близкие друзья привыкли слушать Аллу Александровну - в том числе, уважали ее дар жить в одиночестве. Приходили в гости. Помогали. Дарили цветы или платья к выступлениям. Записывали. Публиковали. Издавали. Много чего было. Но никто не мог переступить черту - и быть рядом больше, чем того ждали или хотели.

Нет ни молчания, ни забвения. Есть - огромная работа друзей. У А.А. благородный и преданный брат - Андрей Окунев. Но один Андрей не смог бы сделать то, что сделали все вместе. 5 мая Аллу Александровну похоронили на Новодевичьем кладбище в Москве, рядом с Даниилом. Отпевал о. Валентин (Дронов). 8 мая он же служил Литургию - на 9-ый день На сороковой день служили Литию. Могила приведена в порядок. Для тех, кто не знает Москвы. Алла Александровна когда-то с великим трудом похоронила Даниила Леонидовича рядом с его матерью. К 2005 году на Новодевиьчем почти невозможно захоронить даже урну с прахом - на это требуется специальное разрешение мэра Москвы. Гроб с телом - невозможно. Так вот, 3 мая гроб с телом Аллы Александровны после панихиды ее брат вез на автобусе в крематорий на окраину Москвы. Однако раздался телефонный звонок, который перевернул все. Лично Юрий Лужков подписал - утром в понедельник! - разрешение на захоронение. Это произошло не "само собой". Замечательные люди из Московской Городской Думы, режиссер Петр Фоменко, другие - несмотря на то, что также были оглушены случившимся - сделали самое главное. Собрали документы - и перевернули события в необходимом порядке. Сделали так, как было нужно по совести и по правде жизни и судьбы и А.А., и Даниила Леонидовича. Посему все остальное - некрологи, публикации и прочее - на тот момент были мышиной возней. Я знаю, о чем говорю. Тем более, что одной из первых еще в 1988 (!) году писала о Данииле Леонидовиче в официальных (!) изданиях. И давала материалы в названные выше газеты.

Что касается семьи Антонян и "Урании". В свободной стране могут произрастать любые растения - как в садах, так и на свалках. Для меня семья Антонян - аферисты. Ранее я назвала их публично литературными аферистами. Это слишком высоко. Эти люди к литературе и искусству отношения не имели. Мимикрировать, да и то недолго, им удавалось. Собирать вокруг себя простодушных - да. Использовать работу, сделанную другими людьми - это они умели (в том числе, даже при изданиях "Розы Мира" пользовались набором и пленками прежних изданий и т.п.). Почему я говорю обо всем этом? Просто нужно время - даже для того, чтобы писать некрологи. Сегодня даже милиция не знает, что случилось в ночь со страстной пятницы на субботу. Но каждый из нас скажет свое слово. Возможно, жесткое.Но отступать назад будет невозможно. Скажу за себя: я жду и терплю. И никогда не прощу.

Марина Тимонина

Похожие статьи:

Даниил АндреевЛюди под солнцем: "Даниил и Алла"

Даниил АндреевПосадили при Сталине, арестовали сейчас

Даниил АндреевВдова Даниила Андреева сгорела заживо

КультураСаратовцам показали фильм о жизни Даниила Андреева

Даниил АндреевОткрытый показ документального фильма Галины Яцкиной «Даниил и Алла»

21 просмотр

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!