Посадили при Сталине, арестовали сейчас

Посадили при Сталине, арестовали сейчас

 Как "Роза Мира" стала Розой Войны


  На пути великих книг встают препятствия, великие и ничтож­ные. Это с полным правом можно отнести к судьбе сочинений уди­вительного русского писателя и философа Даниила Андреева (сына Леонида Андреева) - "Русским богам", "Железной мистерии", сти­хам и особенно к его знаменитой "Розе мира", по сути, последней из великих книг XX века, пришед­ших к нам в 90-е годы из небытия сталинских времен.


          Нынче судьба этого наследия вызывает тревогу. Общественность пишет письма. "Наше обращение вызвано необходимостью защиты уважаемого, больного человека – Аллы Александровны Андреевой, вдо­вы писателя Даниила Андреева, а также фактами нарушения кон­ституционного принципа сохранения исторического и культурного насле­дия России",   –  пишут министру культуры РФ Михаилу Швыдкому депутат Мосгордумы Москвин-Тар­ханов, дирижер Колобов, композиторы Алексей Рыбни­ков и Ларин и другие.

Суть этого конфликта такова. В 1995–1998 годах вдову писателя уговорили подписать ряд юридических договоров, в результате чего исключительные авторские права на все творческое наследие писателя перешли от вдовы Аллы Александровны к межрегиональному общественному благотворительному фонду «Урания». Сейчас Алла Александровна заявляет, что права фонд получил  «с помощью лукавства, обмана и юридических уловок».

  В ответ на это руководители «Урании» называют мемуары жены и соратницы Даниила Андреева «мифологемами» и попытками «навязать в качестве истины миф о Данииле и себе», а все ее претензии  –  «инсинуациями по адресу нового председателя Ирины Антонян и нынешнего правления фонда».

ХРАНИТЕЛЬНИЦА  НАСЛЕДИЯ

          Вдова писателя Алла Александровна Андреева живет в Брюсовом переулке Москвы. Когда 88-летняя женщина начинает шарить руками по стене в прихожей, чтобы зажечь свет гостям, осознаешь: хозяйка слепа...

  Сейчас этой незрячей пенсионерке фонд вчиняет иск о нанесении вреда их деловой репутации.

  — Вы представьте, как я заключила первый договор с этой «Уранией»,  –  рассказала Алла Александровна.  –   Был 1995-й год, я узнала от врачей, что потеряю зрение. Сижу с этим сокровищем, творческим наследием мужа одна в квартире и вот-вот стану слепой.  И когда мне так мягко, с таким пониманием роли Даниила Андреева и обещаниями предложили переложить все заботы о публикациях на благотворительную организацию   –  межрегиональный  фонд «Урания», я им поверила.  Первый председатель фонда Татьяна Борисовна Антонян умела быть гибкой со мной. Меня ввели в состав правления, имя Даниила стало значиться в названии фонда…  Поначалу я «Урании» настолько верила, что в 1995 году не только подписала договор на передачу ей авторских прав на ряд произведений Даниила, в том числе и на «Розу мира».  Я долгое время ставила свою подпись на чистых листах бумаги, чтобы бедные девочки из фонда не бегали дважды на дню ко мне за подписями по текущим делам… Теперь я столкнулась с документами, «подписанными мной», но которых, я полагаю, раньше не существовало…

Алла  Александровна  Андреева

 

…Судьба Аллы Александровны  конечно же трагична. В 1947 году ее и мужа-писателя арестовали за написанный Даниилом роман о судьбах интеллигенции  «Странники ночи». Роман этот  –  такое же явление, как «Мастер и Маргарита» Булгакова или «Доктор Живаго» Пастернака  –  был сожжен в стенах  НКВД.  В тюрьме Даниил 10 лет писал «Розу мира»  –  эпохальный труд о борьбе сил зла с силами добра. Алла Александровна сидела срок в лагерях.  После смерти Сталина и реабилитации она в 1957 году спасла тюремные записи Даниила из Владимирской тюрьмы. Там попался начальник по режиму Давид Иванович Крот, который, зная, что арестант большой писатель, не стал устраивать досмотр мешка с его вещами, только посмотрел Алле Александровне в глаза и сказал:

  — Забирайте всё и немедленно у-хо-ди-те…

  После выхода из тюрьмы Даниил прожил 23 месяца, работая над тюремными черновиками с единственной мыслью: «Успеть!»  30 марта 1959-го писатель умер, оставив рукописи жене…  Один из двух машинописных экземпляров «Розы мира» Алла Александровна закопала в горах, а второй в разгул цензуры берегла три десятилетия.  В 90-х годах пришла возможность обнародовать творчество Даниила Андреева, но тут надвинулась слепота. Вот почему Алла Александровна вверилась «Урании»…

  Однако у идеалистов из сталинской лагерей свои понятия о творческом наследии, а у благотворителей из фонда «Урания»  –  свои.  19 октября 1998 года Аллу Александровну отвезли на дом к руководителю фонда Татьяне Борисовне Антонян с целью «уточнить» договор об авторских правах. Туда же пригласили нотариуса. Незрячей вдове зачитали трудный для восприятия на слух юридический договор, который в письме  М. Швыдкову деятели культуры назовут «кабальным по сути и постыдным с моральной точки зрения», ибо он касался не просто отдельных произведений, а забирал у вдовы  исключительные права на все творческое наследие мужа. Понимала ли вдова суть процедуры, лишившей ее прав даже на собственные мемуары о муже?  Экспертиза, проведенная  в декабре 2002 года Научным центром социальной и судебной психиатрии им. В.П. Сербского, подчеркнула, что  А.А. Андреева психическими расстройствами не страдает, интеллект высок.  Но в момент подписания договора создалась стрессовая ситуация, поскольку вызвавшая вдову Татьяна Борисовна умирала от рака и, как гласит «Заключение комиссии экспертов № 940/а», «…у Андреевой А.А. возникло состояние растерянности, «ошеломленности», сопровождающееся чувством «жалости»…  Это с учетом грубого сенсорного дефекта испытуемой (слепота на оба глаза) … привело к ограничению свободного волеизъявления… ситуационному решению подписать договор»…

— В тот момент я подписала бы любую бумагу,  –  говорит вдова. –  Тем более Антонян  торопила дочь Ирину: «Делайте скорей…»  Но главное:  я наивно верила неоднократным заверениям Татьяны Борисовны, что в фонде «Урания» имени Даниила Андреева именно я  –  главное лицо. Я не могла вообразить, что формальная, по моему мнению, закорючка под договором отберет наследие, выстраданное за страшные годы. Выстраданное жизнью Даниила и спасенное мной…

  …После смерти Татьяны Борисовны ставшая новым председателем правления «Урании»  дочь Ирина Робертовна  Антонян  дала понять, кто  распоряжается правами. Без спроса вдовы на каждый архивный лист Даниила, которые та сохранила с 50-х годов, был пришлепан штамп «Урании»  –  как при инвентаризации посуды или больничного белья. А вдову писателя вывели из правления фонда.

                           В НАРУЧНИКАХ РЫНКА…

        В этой истории постыден даже не суд, где некий г-н Моров из «Урании» договорился до того, что Алла Александровна-де вовсе и не вдова Даниила Андреева. И не насмешки Ирины Антонян над наивными попытками защитников вдовы призвать к совести:  «Нас тронуло намерение А.А. Андреевой отказаться от претензий к фонду в случае расторжения договора… Мы будем благодарны, если Вы вышлете текст письма, свободный от орфографических, синтаксических и смысловых дефектов, обременяющих седьмой абзац…»

  Постыдней всего в этой истории то, что имя одного из самых духовных писателей России стало прикрытием рыночных отношений.

  — Фонд «Урания» утверждает, что ведет пропаганду «андреевского наследия»,  –  говорит редактор всех изданных в России произведений Д. Андреева Борис Романов. –   Перечисляет былые заслуги. На деле, основная часть творческого наследия не видит читателя. Из года в год, не печатая остальных произведений, фонд тиражирует наиболее прибыльную «Розу мира» с типографских пленок 2-го тома сочинений. Никакой доработки тиражей нет: старые опечатки кочуют из «Розы» в «Розу» под разные обложки. Нет серьезных комментариев к «Розе мира» и другим книгам, не привлекается возникший свежий материал. Да и отношение фонда к вдове о многом говорит. Ушли из жизни многие, кто знал Даниила Андреева, Алла Александровна  –  бесценный живой свидетель. Негоже забывать, что Даниил эту женщину любил,  посвящал ей стихи…  Разве морально было отнять у его любимой то, что составляет смысл ее жизни?..

  …В свете рассуждений о морали и проверок выплыл на свет интересный договор от 5 января 1999 г. между известным нам фондом «Урания» и неким ООО «Мир Урании». По нему председатель правления фонда Ирина Антонян передает этому «Миру Урании» (где сама же И. Антонян владеет 70% доли) «исключительные права на все виды использования на русском языке… всего авторского наследия Даниила Андреева», которые, как помните, были получены тремя месяцами  раньше от вдовы… Мягко говоря, фонд и прежде отчислениями от печатания «Розы мира» вдову не озолотил. Сейчас прибыль от издания книг вообще пошла в другой карман, с Аллой Александровной обязательствами не связанный. Видимо, с учетом  ее долголетия схему, исключившую пожизненные отчисления вдове, две «Урании» подписали «на срок в 10 лет». С 2001 года она не получает ни копейки. Пенсионерку, по сути, так знатно обошли с процентами от наследия мужа, что специалисты по авторскому праву ахнули:

  — Да такие приемы со студентами на юрфаках надо изучать как классику беспардонного ухода от обязательств…

— Не в деньгах дело,  –  машет рукой Алла Александровна. – Беда, что Даниила не печатают. Скоро его100-летие, а произведений нет!

  …С Даниилом Андреевым, действительно, беда. Первый раз его арестовали при Сталине  –  и сожгли роман. Образно говоря, второй «арест» на рукописи писателя наложило советское время, когда его наследие пережидало цензуру свыше 30 лет. Но вот пришли наши дни  –  и снова наследие Даниила Андреева в плену:  у права на собственность, рыночной морали. Переживет ли творчество писателя-философа этот третий, не менее беспощадный «арест»?

Виктор Савельев

ИНФОРМАЦИЯ КРАЗМЫШЛЕНИЮ

ИЗ ОТВЕТА СТАТС-СЕКРЕТАРЯ, ЗАМЕСТИТЕЛЯ МИНИСТРА КУЛЬТУРЫ РОССИИ Е.С. ЧУКОВСКОЙ
ЮРИСТУ Ю.В. ИВАНОВОЙ


           К сожалению, ситуация не уникальна. Последнее время Минкультуры России получило много свидетельств того, что права на произведения, составившие "золотой" фонд отечественной культуры, оказались в руках лиц, не видящих в бесценных творениях человеческой мысли и таланта ничего, кроме средства наживы или удовлетворения беспочвенных амбиций. Нередко обладатели прав бывают введены в заблуждение предприимчивыми дельцами от культуры, иногда даже близкими знакомыми. Этому способствует и то, что... авторское законодательство перевело отношения по поводу использования произведений литературы и искусства на рыночные рельсы.

     Положение наследников в этой ситуации наиболее уязвимо. Хотя... многие наследники, особенно непосредственно проживавшие с автором, могут считаться в определенной мере соавторами произведений. Именно они создавали условия для творчества, вместе с творцом переживали события, вызвавшие к жизни произведение, часто являлись свидетелями творческого процесса и хранителями воли автора в отношении использования произведения (особенно велика их роль в случаях обнародования произведения после смерти автора). 

      Однако наследники редко обладают специальными знаниями в области договорного права, что делает их "легкой добычей". Особенно остро эта проблема стоит в отношении пожилых людей...


Источник: газета «Мир новостей», 15 апреля 2003 г.  № 16 (486) - текст дан по верстке в полном варианте.

Похожие статьи:

Роза МираДаниил Андреев и его книга

Культура«Роза Мира» (петербургская премьера) и «Весенняя кантата»

Роза МираРоза Мира Даниила Андреева

Роза МираДаниил Андреев и его труд "Роза Мира"

Даниил АндреевМистики: Взрастивший розу всех религий

38 просмотров

Рейтинг: 0 Голосов: 0

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!