Эпоха Шамбалы

Эпоха Шамбалы

Путешествие Рерихов на Тибет. Единство религий. Махатмы. Шамбала. Эпоха Шамбалы. Владыка Шамбалы. Великая Битва.

Уходят мудрые от дома,
Как лебеди, покинув пруд.
Им наша жажда незнакома
Увидеть завершенным труд.
Им ничего не жаль на свете -
Ни босых ног своих, ни лет.
Их путь непостижим и светел,
Как в небе лебединый след.

Немногим видеть тот дано
Далекий и туманный берег.
И снова как давным-давно,
Мы падаем у черной двери.
Толпимся шумно у реки,
Как будто бы достигли цели...
Но незаметны и редки,
Кто сумрак вод преодолели,
Сквозь частую проплыли сеть,
Спокойны к злу и милосердью.
Они не победили смерть -
Они возвысились над смертью.

Мираж цветной - земная ширь,
Непрочный радужный пузырь.
Когда на мир так смотрит глаз,
Не видит ангел смерти нас.

Грусть мудрых мыслей о добре
Освободит нас от оков.
Так тает в лунном серебре
Холодный пепел облаков.

Нельзя забыть про зло.
Вся суть:
Следить как зреет черный злак.
Тем светел восьмеричный путь
Ведущий к прекращенью зла.

Ты можешь яд в руках нести,
Пока шипом не ранишь кожи.
Избегнуть злобы тот лишь может,
В ком зло не смело прорасти

Ты подчини себе стрелу,
Направь ее в полет жестокий,
Иль от источника к селу
Дай путь живительным потокам,
Цель каждого в его судьбе,
Борись мечом или идеей,
Но нету жребия трудней,
Как подчинить себя себе.

Никто не хочет умирать.
Себя чужим страданьем мерьте,
Не понуждайте убивать
И не толкайте к смерти.

Так низким душам суждено:
Высоких духом ненавидеть.
Стремленьем гибельным обидеть
Все сердце их измождено.
Но неожиданным ответом
К ним возвращается назад
Бездумно пущенный по ветру
Песок и ранит им глаза.
И никуда им не укрыться,
Их зло обратно к ним придет.
И в море рыбой, в небе птицей
В урочный час их смерть найдет.
Но им не слиться со вселенной,
Перерождаясь вновь и вновь
В зверином облике презренном,
Им сеять смерть и множить кровь.

Прости мой друг. Но нам пора.
Уже сова в окно влетела,
И ожиданьем топора
Тоскует и томится тело.
Прости за то, что так врасплох,
Прости за муку и смятенье
Но в нашем теле не взросло
Смиренье перед той метелью,
Что гонит в сумеречный свет
Равно покорных и упрямых.
Сомкнется в черных водах след
Под скорбною улыбкой Ямы.
Но не прощайся, не тужи.
Пора прозреть от глупой лжи,
Что есть разлуки и потери.
Ты ничего здесь не нажил.
Все кончилось у этой двери.

За смех за буйства наши кара:
Трещит огонь. Спасенья нет.
И не дано сквозь тьму пожара
Увидеть настоящий свет.

Заросший, словно черный як,
В звериную закутан шкуру,
Идет брахман.
Но он дурак,
А не святой и мудрый гуру.
В его глаза ты посмотри -
Там джунгли спрятаны внутри.

Сверкают льды под горным солнцем,
Издалека зовет хребет.
Так добрых дел извечный свет
Во все концы вселенной льется.

Лишь миг прозренья и полета,
Когда на дальнем берегу
Мелькнет неведомое что-то
И озарит сияньем лотос
В туман одетую Реку.
Хоть блестку, что волна качала,
Успеть урвать у темноты,
Увидеть как с концом начала,
Слились сквозь муки немоты.
И этот миг и блестка эта
Желанее стократ, чем век
Стяжателя, глупца-поэта,
Чем жизнь твоя, о человек!

Покоя не найти в песках,
Нет амбры в испареньях серных.
Блаженства - в нищенским кусках,
И одиночества - в пещерах.
Отшельника вне мира - нет,
Без темноты немыслим свет.
Не убегай же словно ртуть,
Когда душа взлететь готова.
Есть только восьмеричный путь
И истины четыре слова.

Бессоница страшней врага,
Тиранит мыслью беспрестанно.
Как для уставшего йоджана,
Сансара для глупца долга.

Мы шли дорогой суеты,
И вот мы сохнем как цветы
Среди заброшенных руин.
Брели, толкаясь сквозь толпу
И угасаем как, рубин
У бога мертвого во лбу.
Все цапли как одна умрут,
Когда покинет рыба пруд,
Уснет в плену речных излук...
Куда тогда пойдете вы?
О чем вздохнет, ломаясь, лук,
Дрожа обрывком тетивы?

По каплям созревает зло,
Не в одночасье ослепляет.
И чудотворность верных слов
Оно сперва не ослабляет.
Не неизбежен страшный миг,
Когда сольются капли в массу -
Зловеще искривится мир
В уродливую злую маску
И тьма окружит палача
Красней травы на поле битвы
Не застонать, не закричать,
И позабудутся молитвы.

Не долог зыбкой формы плен.
За пустотой таится тлен.

Не создавай себе кумира:
Любые формы преходящи.
Снега горят в короне мира
Лишь под лучем животворящим.

И Ганги ширь во всей красе,
И звезды на исходе ночи.
Идёт убийца по росе,
Цветы срывает и хохочет.
Ему доступен десткий смех,
Ему ещё понятны звезды,
Ещё он беспечально смел,
И ничего еще не поздно,
И нет смятения в груди...
Но ждет убийство впереди.

Про смерть не думают, а злоба все растет.
Друг другу глотки рвут и бесятся от жира.
Я ж вижу погребальный мой костер!
Что для меня все свары мира?

Ты вырвал лотос из земли,
Когда в полях желтела осень,
Ушел от дома и семьи,
Добро без сожаленья бросил,
Оделся в тряпки нищеты...
Но тряпки - эти не щиты.
В душе нет мира,
И сквозь дыры
Ушло спокойствие твоё -
Ты сам всадил в себя копьё.
Твои желания, глупец,
Прорвали все твои оплоты.
Спешите вырвать из сердец
Земных страстей осенний лотос.

Твой сын - не твой, твоё богатство - прах,
Ты сам - не ты, лишь отзвуки в горах.

Дохнул якоголовый Яма,
И ты перед ним, как съёжившийся лист.

Увидеть нерождённых тени,
Невоплощенного черты.
И на последние ступени
Взойти вселенской пустоты!
Тогда желание и случай
Не будут властны над тобой.
Вот путь единственный и лучший
Из клетки, скованной судьбой.

Дхаммапада
В переводе Еремея Парнова

Путешествие Рерихов на Тибет

8 мая 1923 года свершилось, наверное, самое желанное событие в жизни семьи Рерихов. Они отправиились из Америки в Индию - страну, о которой мечтали долгие годы. Это было не просто путешествие русских эмигрантов и даже не путешествие ученых для исследования редко посещаемых мест Азии. Сбылось то, о чем болело сердце. Прикосновение к истокам человеческих цивилизаций, прикосновение к древним культурам, но более всего, что отражало бы внутренний смысл этого события, на мой взгляд, название серии картин Н. К. Рериха - "Его страна".

У каждого человека в душе звучит тайная нота смысла его жизни. Услышать ее - значит открыть смысл своего существования. Та зовущая нота для Рерихов была вестью с Гималаев. Вот как Н. К. Рерих пишет в статье "Струны Земли" (1924):

Два мира выражено в Гималаях. Один мир земли, полный здешних очарований. Глубокие овраги, затейливые холмы столпились до черты облаков. Курятся дымы селений и монастырей. По возвышениям пестрят знамена, субурганы или ступы. Всходы тропинок переплели крутые подъемы. Орлы спорят в полете с многоцветными змеями, пускаемыми из селений. В зарослях бамбука и папоротника спина тигра или леопарда может гореть богатым дополнительным тоном. На ветках прячутся малорослые медведи, и шествие бородатых обезьян часто сопровождает одинокого пилигрима. Разнообразный земной мир. Суровая лиственница рядом стоит с цветущим рододендроном. Все столпилось. И все это земное богатство уходит в синюю мглу гористой дали. Гряда облаков покрывает нахмуренную мглу. Странно, поражающе неожиданно после этой законченной картины увидать новое, надоблачное строение. Поверх сумрака, поверх волн облачных сияют яркие снега. Бесконечно богато возносятся вершины ослепляющие, труднодоступные. Два отдельных мира, разделенные мглою.

Помимо Эвереста, пятнадцать вершин гималайской цепи превосходят Монблан. Если от Великой Рангит (река) осмотреть все подступы до снеговой черты и все белые купола вершин, то нигде не запоминается такая открытая стена высот. В этом грандиозном размахе — особое зовущее впечатление и величие Гималаев. «Обитель снегов»!

В сторону восхода вершины сливаются в стену сплошную. Зубчатый бесконечный хребет священного ящера. Трудно догадаться, что именно там притаились снежные перевалы Джелап-Ла на Шигадзе и Лхасу. Туман особенно часто закрывает этот путь.

Навершия Буддийских знамен составлены из крестовидного копья, диска, полумесяца и лепестков лотоса. Не все ли эмблемы религий срослись на одном древке? В этих напоминаниях о символах элементов мира каждый найдет изображение, ему близкое.

Единство религий

Объединение всех народов на основе культуры было, пожалуй, одной из основных задач Рерихов. Именно, познание единства религий, единства культур могло открыть для человечества тот желанный Путь Мира. И этот путь общего блага был пройден руками и ногами человеческими, и, несмотря на все трудности, встречающиеся на пути Рерихов, а их было немало, писались картины, велись научные изыскания, писались книги "Агни-Йоги", тетради "Огненного опыта", и на листы дневника ложились строки, каждая из которых, как кисточка археолога, очищала пыль со многих древних понятий.

На иконах и священных украшениях Тибета часто горит драгоценными камнями изображение рыбы — священный знак — так же, как на стенах римских катакомб. Сошлися в одном понимании «колесо жизни» Будды, круг «начал — тайну образующих» — христианской церкви и колеса Иезекииля. Многоокие Серафимы и бесчисленные глаза Светлого Духа Дуккар проникают в те же тайники души.

В культурах Зороастра изображается чаша с пламенем. Та же пламенеющая чаша отчеканена на древнееврейских серебряных шеклях времени Соломона и древнее. В индусских раскопках эпохи Чандрагупта Маурьи видим то же самое мощно стилизованное изображение. Святой Сергий Радонежский, трудясь над просвещением России, приобщался от пламенеющей чаши. На тибетских изображениях Бодхисатвы держат чашу, процветшую языками огня. Помним чашу жизни друидов. Горела чаша Святого Грааля. Не воображением, но именно делами сплетаются великие учения всех веков. Язык чистого огня.

Христос учил: «Вера без дел мертва». Будда указал три пути: долгий — путь знания; короче — путь веры; самый краткий — путь действия. Давид и Соломон славословят устремления труда. Веданта твердит о проявлении дел. Поистине в основании всех заветов положено действие. Творящий огнь Духа.

Разве чужды символы индусской Тримурти — Троицы? Разве Буддийское Древо Желаний, увешанное предметами всех желаний, не отвечает нашему понятию Рождественской елки? А все детали устройства алтарей храмов? А схимники и пещерники, затворившиеся в каменных гробах? А лампады и огни заклинаний? А венки и свечи добрых молений, посылаемые по течению Ганга? А Троицына березка? А мускус и ладан? А кованые, усыпанные каменьями ризы икон? И камни, брошенные в Будду его близким родственником, разве не сродни камням Святого Стефана? Право, не случайно запечатлена буддийская легенда на фресках пизанского Campo Santo. И глубокое значение имеет мусульманское предание, что Матерь Христа явилась матери Магомета перед рождением Пророка.

Махатмы

Без такого понятия как Махатма Восток не осознать. Нельзя вызвать насильно разговор на эту тему. Любопытство еще дальше отодвинет границу возможного откровения, и Восток останентся внешней легендой.

Махатма... Великая Душа...

В одном этом названии звучит знание Космических Сил, сложенное тысячелетиями знания о человеческих возможностях, и чудеса, так влекущие любопытствующих, превращаются в развитие психофизических человеческих возможностей, в труд не одного поколения.

«Его страна». В самом Сиккиме находился один из ашрамов махатм. В Сикким махатмы приезжали на горных конях. Их физическое присутствие сообщает торжественную значительность этим местам. Конечно, сейчас ашрам перенесен из Сиккима. Конечно, сейчас махатмы оставили Сикким. Но они были здесь. И серебро вершин цепи сияет еще прекраснее…

В сопровождении учеников, художников и ваятелей приходит величавый Ринпоче из Чумби. Ходит по всему краю, воздвигая новые изображения Майтрейи. Все ускоряется. В длинной беседе лама указывает, что все может быть достигнуто лишь через Шамбалу. Для тех, кому Шамбала представляется легендарным вымыслом, это указание – суеверный миф. Но есть и другие, вооруженные более практическими знаниями.

Сикким —княжество на северо-востоке Индии.

Ринпоче (римпоче) —«великая драгоценность», эпитет высших духовных лиц Тибета.

Лама —монах или священник.

Шамбала —страна, в которой, согласно верованию Азии, пребывает грядущий Владыка Мира и его воинство.

Н. К. Рерих "Алтай - Гималаи"

Шамбала

Шамбала... Еще одно из краеугольных понятий Востока. Если востоковед говорит, что Шамбала - поэтический вымысел, он далеко от Востока. Если ученый говорит, что все должно быть известно и указано на карте, то его не влечет к тайнам мира. Может быть в городской суете трудно представить возможности какой-то тайны в этом мире, и наш взгляд редко обращается к звездам, но в горах, где бездонное небо открывает вам беспредельность, и где каждая вершина, как человеческая мысль, устремленная к дальним мирам. Тайна - это основа мироздания. Тайный мир держится, - говорили древние. Тайна зарождения человека. Тайна ухода человека. Что случилось бы с человечеством, не будь этой границы. Но великое знание открывает нам путь в Беспредельность.

Владыка Шамбалы

В 1924 году ученый лама, достойный ученик основателя монастыря, говорил нам, стоя перед изображением владыки будущего: 
«Истинно, приблизилось время великого пришествия. По нашим пророчествам, эпоха Шамбалы уже началась. Ригден-Джапо, владыка Шамбалы, уже готовит свое непобедимое войско для последнего боя. Все его сотрудники и вожди уже воплотились. Видели ли вы танку владыки Шамбалы и его победу над злыми силами? Когда наш таши-лама в прошлом году принужден был бежать из Тибета, он взял с собою лишь немногие изображения и среди них несколько картин Шамбалы. Многие ученые ламы покинули тогда Таши-Лунпо. Только что из Тибета пришел геше ларива - лама художник, гелонг из Таши-Лунпо. Он знает, как писать танку Шамбалы. Существует несколько вариаций на этот сюжет. Вы должны иметь в вашем доме хотя бы одну из них, где в нижней части картины изображен последний победоносный бой владыки». 

Николай Рерих "Экспедиция в Среднюю Азию"

Великая Битва

Трогательно было наблюдать, с каким глубоким уважением и почитанием писал изображение лама. Когда же он произносил имя владыки Шамбалы, он молитвенно складывал руки.

Наш приезд в Сикким как раз совпал с бегством таши-ламы из Таши-Лунпо… Все были поражены этим беспримерным действием духовного главы Тибета. Правительство Лхасы в смятении всюду разыскивало высокого беглеца. Кто-то даже был арестован.

Рассказывая об этом событии, лама добавил: «Истинно, исполняются древние пророчества. Пришло время Шамбалы. В давних веках было предсказано, что перед временем Шамбалы произойдут многие поразительные события. Многие зверские воины опустошат страны. Разрушатся многие державы. Подземный огонь потрясет землю. И Панчен Ринпоче покинет Тибет. Истинно, уже наступило время Шамбалы. Великая война опустошила страны. Погибли многие троны. Землетрясение в Японии разрушило храмы. И теперь наш почитаемый владыка покинул свою страну».

Следуя примеру духовного вождя, из Тибета прибыл один из наиболее уважаемых высоких лам — Геше Ринпоче из Чумби, которого тибетцы считают воплощением Цзон-Ка-Па. Уважаемый лама, в сопровождении нескольких лам и художников, следовал по Сиккиму, Индии, Непалу, Ладаку, всюду воздвигая изображения благословенного Майтрейи и возглашая учение Шамбалы.

Геше Ринпоче со своей многочисленной свитой посетил Талай Пхо Бранг — наш дом в Дарджилинге, где жил далай-лама. Прежде всего Ринпоче обратил внимание на изображение Ригден-Джапо, владыки Шамбалы, и сказал:

«Вижу, что вы знаете о наступлении времени Шамбалы. Ближайший путь успеха через Ригден-Джапо. Если вы знаете учение Шамбалы — вы знаете будущее».

При следующих беседах высокий лама не раз говорил об учении Калачакры, давая этому учению не столько внешнее церковное значение, но применяя его к жизни, как истинную йогу.

В 1027 году нашей эры впервые встречается учение Калачакры, возглашенное Аттишей. Оно заключает высокую йогу овладения высшими силами, скрытыми в человеке, и соединения этой мощи с космическими энергиями. С древних времен лишь в немногих, особо просвещенных монастырях, были учреждаемы школы Шамбалы. В Тибете главным местом почитания Шамбалы считается Таши-Лунпо, а таши-ламы являлись распространителями Калачакры и всегда ближайше соединялись с понятием Шамбалы. Таши-ламы выдают так называемые разрешения на посещения Шамбалы.

В Лхасе особо связывается с учением Шамбалы монастырь Морулинг, известный своею ученостью. Число лам в Морулинге не превышает трехсот. Говорится, что время от времени некоторые ламы из Морулинга уходят в какое-то горное убежище в Гималаях, из которого не все возвращаются обратно. В некоторых других монастырях желтой секты практикуется учение Калачакры. Также имеется особый Дацан Шамбалы в Кумбуме на родине самого Цзон-Ка-Па и в китайском монастыре Утайшане, где настоятель монастыря написал замечательную книгу: «Красный путь в Шамбалу». Книга еще не переведена.

В монастыре Чумби сохраняется большое изображение последней битвы Шамбалы. В этой картине можно видеть множество воинов, спешащих изо всех стран мира принять участие в великой битве духовной победы.

Когда внимание устремлено в определенном направлении, тогда, как из темноты под лучом света, выясняются новые и новые подробности.

Николай Рерих "Шамбала. Сердце Азии"

Ушел Святослав Николаевич Рерих (1904 - 1993). Великое сердце перестало биться в области Плотного мира. Мир перешел еще одну невидимую грань своего существования.

После смерти Святослава Николаевича в 1993 г. его жена Девика Рани Рерих стала хранителем наследства семьи Рерихов. Незадолго до своей кончины передала его международному центру Рерихов (музею им. Н. К. Рериха) в Москве, который продолжает сохранять наследие этой великой династии и развивать культурные и научные связи между Россией и Индией. Девика Рани пережила мужа всего на один год и один месяц.

https://ria.ru/society/20080330/102523055.html

Николай Рерих "Оставил"

Я приготовился выйти в дорогу.
Всё, что было моим, я оставил.
Вы это возьмёте, друзья.
Сейчас в последний раз обойду
дом мой. Ещё один раз
вещи я осмотрю. На изображенья
друзей я взгляну ещё один раз.
В последний раз. Я уже знаю,
что здесь ничто моё не осталось.
Вещи и всё, что стесняло меня,
я отдаю добровольно. Без них
мне будет свободней. К тому,
кто меня призывает освобождённым,
я обращусь. Теперь ещё раз
я по дому пройду. Осмотрю ещё раз
всё то, от чего освобождён я.
Свободен и волен и помышлением
твёрд. Изображенья друзей и вид
моих бывших вещей меня
не смущает. Иду. Я спешу.
Но один раз, ещё один раз
последний я обойду всё, что
Оставил.

1918

Похожие статьи:

Живая ЭтикаШамбала

23 просмотра

Рейтинг: 0 Голосов: 0

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!