«Гибель империи. Уроки Византии»: Полный исторический отстой

Вторую неделю либеральная критика проводит деконструкцию (квази)документального телехита архимандрита Тихона (Шевкунова) «Гибель империи. Уроки Византии» (его мнение см. здесь). 
 

Фильм этот воспринят как манифест того направления, которое сейчас готовится — идеологически поддержать авторитарно-антизападный режим. Самое точное и исторически корректное название для этого направления — консервативная революция (консервативная революция).

 

Не хочу подражать тем, кто разбирая эпоху прославленного фильмом василевса Василия II (Болгаробойца), напоминает об ослеплении им 14 тысяч пленных болгар*. Обращу внимание на совсем другое — Византия — это огромный исторический тупик, цивилизационная черная дыра. 1400 лет** непрерывного имперского развития, создание мощной и самобытной цивилизации. А затем шпик и крах, и инстинктивное избегание этого периода историками, дотошно изучающими каждый чих Генриха IV Наварры или Людовика XIV «Солнце».

В Византии слишком много было «духовности и нравственности», чтобы в ней проклюнулся Ренессанс, и слишком сильны «православие, самодержавие и народность», чтобы родились Реформация и Контрреформация (с ее иезуитской идеей о превосходстве суверенитета народа над суверенитетом суверена (короля). Василевсы, как и индийские цари, китайские императоры и испанские короли, с успехом остановили время.

Феномен ретроутопии интересен тем, что реформаторы/революционеры, вернув государство в «страну своей мечты», вынуждают общество заново пройти тот путь, который уже привел его к краху. Так, демократическую Россию старательно вернули в былинный 1913-год. И мы тут же получили черносотенцев, «маленькую победоносную войну» и самодержавие.

Если молитва отца Тихона дойдет и Россия станет «Царьградом-2», то тогда закономерна станет грядущая победа османов (ислама) и превращения ХХС в мечеть, допустим, пророка Исы.

И последнее, в горячечном бреду не восприняли бы в Испании телефильм о величии Габсбургской империи времен, например, Карла V, как идеологический манифест и образец для современной Испании. Со всеми полагающимися сожалениями — не добили гезов, не дожгли еретиков, не послали новую Армаду на британские острова — и вот из Нидерландов и Англии вышел современный капитализм, плюрализм, либерализм, Вольтер, Руссо, гильотина, социализм, короткие юбки, гомосексуальные браки и прочие антицерковные течения.
Нет, в современной Испании — это расценили бы как тонкое постмодернистское издевательство, как ехидный антиклерикальный и антиимперский памфлет.

* в курсах средневековой истории 60-летней давности фигурировала цифра — 10 тысяч, что тоже, как сказали бы братья Стругацкие, превышает «нормальный уровень средневекового зверства». Необходимо отметить, что за девять веков до описываемых событий, сходным образом с пленными даками расправился римский император Адриан. Ослепляя пленных, византийские герои, сделали то, за что, в том числе, слово «византизм» стало грязным ругательством в последующие эпохи, они — оставляли один глаз каждому сотому, чтобы тот мог вывести слепых на родную землю. Увидев свое войско искалеченным, болгарский царь Самуил в ужасе отрекся, а его царство распалось и было поглощено Византией

** Начиная с проведения цезарем Нероном новой восточной политики — прекращения разграбления грекоязычных провинций, возвращения Элладе автономии и культа всего эллинского и восточного — даже иудаизма — в Риме.

Евгений Ихлов, iamik.ru, 06.02.08

Петр Вайль: Византийский урок получился антироссийским

Главный тезис автора фильма, архимандрита Тихона (Шевкунова): хотя Константинополь взяли в 1453 году турки-османы, на деле погубил Византийскую империю Запад, который веками завидовал Византии и "мечтал об одном - захватить и ограбить".

Процветающая империя подтачивалась западными соблазнами индивидуализма и потребительства.

В фильме важен лишь текст. Видеоряд сделан неаккуратно и невпопад (показ картин, созданных уже после Византии, - Босх, Карпаччо и др.). Текст же излагается грамотным свободным языком - пожалуй, даже слишком свободным. Параллели между Византией и нынешней Россией проводятся так настойчиво, что возникает незапланированный комический эффект: "Страна фактически была приватизирована олигархией".

Василий II в первую очередь жестко выстроил вертикаль власти. Разгромил сепаратистские движения на окраинах, подавил мятежных губернаторов и олигархов". Но позже, несмотря на то, что Василий II "оставил своему преемнику стабилизационный фонд", все пошло не так. "Необычайно жизнеспособное государство стало утрачивать жизненные силы", "Народ перестал хотеть жить".

Так оно жизнеспособное или нет? Что случилось? "Государство выпустило из своих рук рычаги управления торговлей и промышленностью". Но почему? Никаких объяснений, кроме того, что "Запад завистливо и алчно взирал".

Это не промашки, это принцип. С историей можно обращаться вольно. Например, в мелочах. "Орган тоже (как и всё? - П.В.) был изобретен в Византии. В IX веке его завезли в Западную Европу, и с тех пор он здесь прижился". Но Римский Папа Виталиан своим указом ввел орган в богослужение в середине VII века. Так он и прижился.

То же, и по-крупному. "Правовое государство", - говорит ведущий, поминая римское право, кодифицированное императором Юстинианом (VI век). Но Юстиниан это право переписал, приладив к авторитарной власти, срастив Церковь и государство. Точнее - подчинив Церковь государству: это потом назвали "цезаропапизмом", который был в России в Синодальный период 1700-1917 годов и продолжается сейчас.

Авторитарное государство правовым не бывает и быть не может, поскольку не признает на практике разделения власти на три ветви - законодательную, исполнительную и судебную. Тем более не признавая "четвертой власти" - свободной прессы.

"Главным сокровищем Византии был Бог", - говорит ведущий, впадая в кощунство, немыслимое в устах духовного лица. Не Церковь, не религия, не вера, а именно - Бог. У Византии была монополия на Бога - своего, не как у всех?

"Запад", - все время называет ведущий. Какой такой обобщенный "Запад"? Что, Англия была похожа на Испанию? Да еще на протяжении веков. Италия XII века не опознала бы себя в Италии XIV. Кстати, в 1337-1453 гг. шла Столетняя война, куда больше занимая этот самый Запад, чем Византия. Именно в год падения Константинополя она закончилась капитуляцией англичан в Бордо. Тут не до Византии.

В V, VI, VII веках на Константинополь нападали гунны, остготы, авары, славяне, персы, арабы. Кто из них "Запад"? Вождь болгар Крум в 811 году пил из черепа убитого им императора Никифора.

Что за карта возникает на экране - от Гибралтарского пролива до Кавказа? Всегда, что ли, Византия была такой большой? Да нет, уже в VII веке восточные провинции захватили арабы, Армению потеряли в 636-м, Кипр - в 643-м, Родос -в 655-м, Карфаген- в 698-м. Византии осталось очень немного.

Имперская форма не подкреплялась имперским содержанием (военной силой, развитой экономикой, территорией). По букве было римское право, по сути - зависимое от верховной власти правосудие. "Единственно верное христианство", но Церковь в полном подчинении двора. Вот подлинные причины распада Византии. Нежелание меняться. Неподвижность.

Рассказывая о том, что российскую византологию спас Сталин, ведущий говорит: "Бывший семинарист Джугашвили понял, у кого надо учиться истории". Ориентир - недвусмысленный. И - бессмысленный. Ленинско-сталинская империя просуществовала исторически смешное количество лет - 74 года. Но развалилась по той же причине, что и византийская: из-за нежелания и неумения меняться.

Да, Византия была носителем цивилизации в то время, когда Европа пребывала в культурной мгле. Но лишь в первую половину своего срока. За последние столетия существования Византийской империи в Европе возникли "Песнь о Роланде" и Марко Поло, Франциск Ассизский и Вестминстерское аббатство, трубадуры и Нотр-Дам, Данте и Джотто, Ганзейский союз и Чосер, Гус и Брунеллески, Жанна д Арк и Гутенберг. Речь - о колоссальной подвижности и многообразии.

"Финансовая система не менялась тысячу лет", - с гордостью произносит ведущий. Да горечь это, а не гордость. Европа на стыке Средневековья и Возрождения изобрела банки, векселя, страхование, статистику, бухгалтерию. В Генуе XIII века можно было застраховать жену от неудачных родов! А тут... "не менялась тысячу лет".

Византия лелеяла сохранность формы. 153 главы (!) в "Книге церемоний византийского двора": регламентировано все - вплоть до длины волос императора. Страной правили не министры, а чиновники - евнухи: кастрация исключала возможность наследственной власти.

Аверинцев пишет о византийской "отрешенности от содержательной связи с историческим временем". Не в историческом ли равнодушии к категории содержательности, в неспособности соответствовать вызовам времени, то есть в византийском происхождении, истоки той легкости, с которой пала другая христианская империя в 1917 году?

Под этим углом ясно, что фильм архимандрита Тихона, с его упором на пагубность перемен, восхвалением застылости и изоляционизма "своего пути", по сути разоблачительный по отношению к Византии и (учитывая настойчивое подчеркивание параллелей) антироссийский. Что ж это за народ, общество, страна, которые так легко берутся "на испуг", на происки заграничных интриганов, на дешевку "красивой жизни"? Такая империя точно ничего хорошего не заслуживает.

А тут еще фильм прерывается рекламой скандинавского пива и французской косметики - никак быть беде?

rg.ru, 07.02.08

Византийские сучки и российские бревна

На днях в богохранимой державе нашей российской состоялось широко анонсированное событие: на государственном телевидении был показан фильм "Гибель империи: уроки Византии"(в эту субботу состоится его повторная демонстрация). Несмотря на броскую рекламную формулировку, отсылающую скорее к голливудским космическим сагам, само стремление извлечь из истории уроки можно только приветствовать. Только вот, к сожалению, фильм, автором и ведущим которого является архимандрит Тихон (Шевкунов), фигура известная в современной РПЦ, скорее говорит об обратном - о неумении и нежелании этой самой церкви извлекать какие бы то ни было уроки.

"Ибо где сокровище ваше, там будет и сердце ваше" (Мф 6:21). Так в чем же, по версии о. Тихона, сокровище Византии, и к чему должно стремиться наше сердце? Собственно, ответ дает название фильма - это сама империя, ее огромные пространства и многочисленные народы, сильная верховная власть в союзе с православной церковью. Фраза о "государстве как высшей ценности" несколько раз повторяется автором и звучит как-то странно в устах христианина, да еще и священника. Как странно и неумеренное воспевание всей той "славы, купленной кровью" и "полного гордого доверия покоя", от которых в свое время отрекался Лермонтов.

Хочется напомнить пастырю - Иисус Христос не для основания империи приходил на землю. И по сути дела имперская сакрализация государства и власти монарха - идея совершенно языческая, чуждая духу первоначального христианства с его удалением от кесаря в попытке приблизиться к Богу.

Да, Византия начала так называемый константиновский (по имени императора Константина, установившего христианство в качестве государственной религии) период в истории христианской церкви - эпоху союза государства с церковью и оправдания последней практически всего, чего бы ни вытворяло первое. Исповедание христианства из дела порой смертельно опасного стало нередко весьма прибыльным и практически обязательным. Церковь вольно и невольно устремилась к стяжанию - власти, собственности, авторитета. А как писал Максим Грек, "ничто не делает нас столь зверскими, сколь стремление владеть имением".

Бесславный и кровавый финал константиновского периода наступил в XX веке, после краха империй Романовых, Габсбургов и Гогенцоллернов. Но рецидивы церковно-государственной "симфонии" (существовавшей только в теории) дают себя знать до сих пор. Один из них, довольно-таки смехотворный, - это "фильма" о. Тихона.

В этой псевдоисторической агитке мало правды и много лукавства. Назовем, по ограниченности места, лишь три главных обманки. Во-первых, Византию все-таки завоевали не "варвары из Брюсселя, Лондона, Дюссельдорфа и Парижа", а турки-османы. Многочисленные обличения варварского, завистливого и алчного "Запада" несостоятельны и бьют мимо цели. Если таковой, конечно, считать не наведение тени на плетень, а поиск правды.

Ислам, а не католицизм, должны мы огорчить о. Тихона, привел к крушению империи, столь дорогой его сердцу. Автор же фильма солидаризируется с точкой зрения русских средневековых книжников, полагавших причиной падения Византии ее унию с еретиками-католиками. Какое, милые, у нас тысячелетье на дворе? И якобы роковая внеположенность церковного сознания светскому тут ни при чем - есть различие способов познания мира, а есть банальное мракобесие и невежество. Пример чего, увы, подает фильм. В сочетании с привычным поклонением перед светской властью и стремлением оправдать все ее художества.

И тут надо прямо указать на вторую и главную обманку - честной отец, побойтесь Бога, нету в вашей "фильме" ничего про Византию. Не было у ромеев олигархов, стабфонда, сменявшихся каждые четыре года властителей и их преемников, перебежчиков-шпионов, осевших на Западе, и многого другого. Все это бесстыдно выдумано для проведения лживых параллелей с жизнью современной России и внушения ей "уроков" политической стабильности, опоры на свои внутренние силы и противостояния безбожному Западу.

Если уж приходится прибегать к таким средствам, то у их авторов определенно плохи дела как с совестью, так и с ментальной оснасткой. У Герберта Уэллса есть статья под названием "Яд, именуемый историей". В фильме о. Тихона вместо истории нам предлагают именно отраву - ксенофобскую, государственническую и по сути своей антихристианскую. "Есть ли между вами такой человек, который, когда сын его попросит у него хлеба, подал бы ему камень? И когда попросит рыбы, подал бы ему змею?" (Мф 7:9-10). Да, такой человек есть, и мы знаем его имя.

Наконец, третья обманка связана с российским контекстом византийских экзерсисов о. Тихона. "Гибель империи" закольцована российской темой - в самом начале и конце фильма дается образ "святой Руси" как духовной преемницы Византии, сумевшей сохранить главное сокровище империи - Бога (то есть православную веру). Вот здесь хотелось бы уточнить, какими критериями пользуется автор. Ведь для верующего такое мерило только одно - Библия. А тогда возникает целый ряд закономерных вопросов. Ибо "не всякий, говорящий Мне: "Господи! Господи!", войдет в Царство Небесное, но исполняющий волю Отца Моего Небесного" (Мф 7:21).

Посмотрим на современную Русскую православную церковь Московского патриархата, представителем которой является автор фильма архимандрит Тихон. Эта церковь все свои службы ведет на красивом, но мертвом и малопонятном как мирянам, так и самим священникам церковнославянском языке. Это и есть исполнение воли Отца нашего небесного? Эта церковь насмерть воюет с католиками и протестантами, игнорируя слова Евангелия "по тому узнают все, что вы Мои ученики, если будете иметь любовь между собою" (Ин 13:35). Эта церковь, едва оправившись от гнета безбожного большевистского государства, снова кидается в объятия его ни в чем не раскаявшихся наследников и преемников, в полной готовности услужить и оправдать. Ее представители громят выставки современного искусства, запугивают галереи и суды, выселяют на улицу музеи. И так далее, и тому подобное. Это и есть исполнение воли Отца небесного? По-моему, здесь исполняется совсем другая воля.

Тогда к чему истерический плач по исчезнувшей пять столетий назад империи? И к чему ее безграмотная, политически конъюнктурная критика? Трудно удержаться от искушения напомнить пастырю евангельское вопрошание: "Что ты смотришь на сучок в глазе брата твоего, а бревна в твоем глазе не чувствуешь?" (Лк 6:41).

Ирина Карацуба, grani.ru, 07.02.08

Похожие статьи:

ИсторияКак смотрели "Гибель империи. Уроки Византии"

ИсторияГибель истории. Уроки отца Тихона

590 просмотров

Рейтинг: 0 Голосов: 0

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!