Александр Невский — символ России, или Парадоксы российского мифотворчества

Александр Невский — символ России, или Парадоксы российского мифотворчества

В воскресенье, 29 декабря 2008 года, вечером на телеканале «Россия» в прямом эфире была объявлена личность — символ нации. Всеобщим голосованием был выбран древнерусский князь Александр Невский. Голосование проходило в течение трех месяцев в интернете, также принимались СМС-сообщения.

 

Всего в голосовании участвовало более четырех с половиной миллионов человек, а Александра Невского выбрали более чем 520 тысяч россиян. На втором месте оказался Петр Столыпин, автор реформы сельского хозяйства и премьер-министр России в начале XX века. Третье место занял Иосиф Сталин, за ним — А. Пушкин, Петр І, В. Ленин, Ф. Достоевский, А. Суворов, Д. Менделеев, Иван IV Грозный, Екатерина ІІ, Александр ІІ. Голосование не обошлось без скандалов. Например, одно время лидировал Иосиф Сталин, затем на первое место вышел Александр Невский, опередивший Сталина всего на 2%...

В российской истории Невский и Сталин в одинаковой мере одиозные личности, оценки роли которых далеко не однозначны и вызывают споры и поныне. Но если житие Александра Невского покрыто многовековой пылью истории, и представление о нем простые граждане России получают в основном из учебников, то «деяния» Сталина остаются в памяти еще значительной части россиян. То, что символом России едва не стал Сталин — жестокий тиран, уничтоживший десятки миллионов неповинных людей, вызывает большую тревогу и беспокойство за нравственное здоровье российской нации, ибо снова явно насаждается великодержавный психоз.

СВЕТ И ТЕНИ ГЕРОЯ

В учебниках истории Александр Невский изображен героем и защитником Руси. Лубочный и благостный лик «святого» Александра Невского создавался веками усилиями российских официозных историков и Русской православной церкви. Однако некоторые российские историки называют Александра Невского предателем, палачом России и даже «сатаной» русской истории. Практически вся европейская историческая мысль сводится к тому, что «...именно коллаборационизм Александра по отношению к татаро-монголам, предательство им братьев Андрея и Ярослава в 1252 году стало причиной установления на Руси ига Золотой Орды».

Мало кто может отрицать, что именно Александр Невский способствовал 240-летнему рабству великороссов. Именно он повелел народу покориться Золотой Орде без борьбы. Так в чем же тогда заслуги А. Невского перед Русской православной церковью? Ответ апологетов А. Невского в разных вариациях сводится к следующему: Александр сделал судьбоносный выбор между Востоком и Западом в пользу Востока. Пойдя на союз с Ордой, он предотвратил поглощение Руси (Московии) католической Европой и тем спас русское православие.

Среди российских именитых историков, наиболее преуспевших в создании величественного облика А. Невского, пожалуй, первое место занимает Н.М. Карамзин, которому принадлежат следующие слова: «Но История, говорят, наполнена ложью; скажем лучше, что в ней как в деле человеческом бывает примесь лжи, однако ж характер истины всегда более или менее сохраняется, и сего довольно для нас, чтобы составить себе общее понятие о людях и деяниях». Пристальное изучение трудов Н. Карамзина как раз указывает на то, что сам историк грешил против исторической правды.

Большую и неприглядную роль в обелении и приукрашивании российской истории сыграла Екатерина ІІ, собравшая множество оригинальных документов и летописей для совершения великой мистификации. Волею судеб и благодаря собственному вероломству Екатерина ІІ, оказавшись императрицей России, решила приукрасить исторический фон России, который бы величественно оттенял ее собственное «великое правление». Своим указом от 4 декабря 1783 года Екатерина ІІ повелела создать «Комиссию для составления записок о древней истории, преимущественно России» под наблюдением графа А.П. Шувалова, которого вскоре заменил Герард Миллер.

К концу XVIII века Екатерина ІІ сконцентрировала у себя все старинные литературные и исторические первоисточники, хранившиеся до того в монастырях, церквях, учебных заведениях и у частных лиц. В результате работы Комиссии появился отредактированный самой Екатериной ІІ «Летописный свод государства Российского» в пяти томах. Однако после Екатерины навсегда исчезли оригинальные летописи, такие, как сочинение легендарного Нестора «Повесть временных лет», «Книга степенная царского родословия», написанная духовником Ивана Грозного — Афанасием, и множество других. До нас дошли только так называемые «летописные своды», то есть переписанные, исправленные и дополненные летописи с целью соединения истории Киевской Руси и Московии. Все «летописные своды» были изготовлены или найдены «екатерининскими ребятами». Так императрица Екатерина ІІ навсегда «упорядочила» российскую государственную историю, возведя ложь под государственную защиту. Значительная часть жизнеописания Александра Невского до наших дней остается покрытой той ложью.

Согласно большинству российских исторических источников, Александр родился в 1220 году и был вторым сыном князя Ярослава Всеволодовича от половецкой жены. И Всеволод Юрьевич Большое Гнездо, и сын его Ярослав, предположительно, — тоже были женаты на половчанках. То есть прабабушка Невского, бабушка, и мама его, судя по некоторым источникам, — тоже половецкого происхождения. В годы нашествия Батыя на землю (1237—1238) ни Ярослав Всеволодович, ни Александр и его младшие братья сопротивления не оказывали, отчего и не были уничтожены татаро-монголами. Сдавшись хану Батыю, князь Ярослав и его сородичи поступили на службу к татаро-монголам.

Официальной историографией Александру Невскому приписываются победы над шведами в 1240 году и над тевтонскими рыцарями в 1242 г. Однако многие историки считают, что значение этих сражений и побед в них А. Невского были явно преувеличены. Во всяком случае, назвать их «судьбоносными» нет никаких оснований. Первую победу 20-летний князь одержал на берегу Невы, в устье реки Ижоры 15 июля 1240 над шведским отрядом, которым командовал будущий правитель Швеции ярл Биргер. С обеих сторон в той «битве» приняло участие не более 300 человек. Потери с русской стороны были небольшими — всего 20 человек. Под покровом ночи остатки вражеского войска погрузились на ладьи и отплыли восвояси. В старину в Московии случались драки и побольше Невской, когда на святки шли драться деревня на деревню. Считается, что именно за эту победу князя стали называть Невским, но впервые это прозвище встречается в источниках только с ХІV в. Традиционно полагают, что сражение 1240 г. предотвратило потерю Русью берегов Финского залива, остановило шведскую агрессию на новгородско-псковские земли.

Почти такого же уровня была и «битва» Александра с немцами и эстами 5 апреля 1242 года на Чудском озере. О «масштабах» этой битвы говорит тот факт, что она даже не упоминается в Ипатьевской летописи. По возвращении с берегов Невы из-за очередного конфликта Александр был вынужден покинуть Новгород и уехать в Переяславль-Залесский. Демократический Новгород попросту изгнал Александра из-за деспотизма.

Тем временем над Новгородом нависла угроза с запада. Ливонский орден, собрав немецких крестоносцев Прибалтики, датских рыцарей из Ревеля, заручившись поддержкой папской курии и давних соперников новгородцев — псковичей, вторгся в пределы новгородских земель. Из Новгорода было отправлено посольство к Ярославу Всеволодовичу с просьбой о помощи. Тот направил в Новгород вооруженный отряд во главе со своим сыном Андреем, которого вскоре по требованию новгородцев заменил Александр. Он освободил занятое рыцарями Копорье и Водьскую землю, а затем выбил из Пскова немецкий гарнизон. Вдохновленные успехами новгородцы вторглись на территорию Ливонского ордена и начали разорять поселения эстов, данников крестоносцев. Вышедшие из Риги рыцари вынудили Александра отвести свои отряды к границе Ливонского ордена, проходившей по Чудскому озеру. Обе стороны стали готовиться к решающему сражению, которое произошло на льду Чудского озера, у Вороньего камня 5 апреля 1242 года и вошло в историю как «Ледовое побоище». По данным Ливонского ордена, потери крестоносцев составили 20 рыцарей убитыми и 6 — пленными. Ливонский орден был поставлен перед необходимостью заключить мир, по которому крестоносцы отказывались от притязаний на русские земли, а также передавали часть Латгалии. Летом того же года Александр нанес поражение семи литовским отрядам, нападавшим на северо-западные русские земли, в 1245 года отбил Торопец, захваченный Литвой, и разгромил литовское ополчение под Усвятом.

Благодаря этим и другим победам он остался в народном сознании как защитник родной земли. В память о нем в Петербурге по указу Петра Великого построили монастырь, Александро-Невскую лавру, куда в 1724 году были перевезены его мощи. Петр І также постановил отмечать его память 30 августа, в день заключения победоносного мира со Швецией. В 1725 году императрица Екатерина I учредила орден князя Александра Невского — одну из высших наград Российской империи. Он просуществовал до 1917 года и был вторым по значимости после ордена Андрея Первозванного. В СССР во время Великой Отечественной войны, в 1942 году, был тоже учрежден орден Александра Невского, которым награждались офицеры Красной Армии, проявившие личную отвагу, мужество и храбрость в Отечественной войне. Орден был сохранен и в системе наград Российской Федерации.

ВЕРНЫЙ СЛУГА ТАТАР

Традиционно считается, что успешные военные действия Александра Невского надолго обеспечили безопасность западных границ Руси, но на востоке русским князьям пришлось склонить голову перед гораздо более сильным врагом — монголо-татарами. Завоевав в 1237 г. Владимиро-Суздальское княжество, хан Батый, внук Чингисхана, оставил в нем своих управителей. Профессор Л.Н Гумилев подтверждает, что большинство селений Суздальской земли добровольно покорились хану Батыю. Сдавшись на милость победителей, они оставались целыми и невредимыми. Среди сдавшихся и покорившихся был и отец Александра Невского Ярослав Всеволодович, получивший в 1238 г. ярлык на «великое» княжение во Владимирско-Суздальском улусе из рук Батыя. То, что он сдался на милость Батыя, не вызывает сомнения, иначе он не мог бы рассчитывать на великокняжеский престол. Не убедившись в преданности князя Ярослава, Батый не мог ему позволить быть собирателем дани для Золотой Орды. При этом необходимо отметить, что с 1238 г. два с половиной столетия на княжении в Ростово-Суздальской земле и Московии не сидел ни один князь без татаро-монгольского ярлыка, то есть, назначения. Тем не менее, хан Батый не мог вполне доверять Ярославу, поэтому потребовал от князя оставить «в залог» (в аманаты) у хана своего старшего сына Александра, о чем свидетельствует посол Папы Римского в Золотой Орде Плано Карпини.

Вернувшись в 1242 г. из европейских походов, хан Батый вызвал для отчета всех удельных улусных правителей, и в их числе князя Ярослава. Как пишет Н. Карамзин, «Великий Князь отправился со многими боярами в стан Батыев, а сына своего юного Константина (брата Александра Невского) послал в Татарию к Великому Хану Октаю. Батый принял Ярослава с уважением и назвал Главою всех Князей Российских, отдав ему Киев. Так государи наши торжественно отреклись от прав народа независимого и склонили выю под иго варваров. Поступок Ярослава служил примером для удельных князей суздальских, которые били челом надменному Батыю, чтобы мирно господствовать в областях своих... Ярослав, получив милостивое дозволение ехать обратно, кончил жизнь на пути... Верные Бояре привезли его тело в столицу Владимирскую. Говорили, что он был отравлен...».

В 1247 г. Великим князем Владимирским стал Святослав Всеволодович, младший брат Ярослава. Александру Невскому досталась Тверь. В конце этого года, оставшись недовольными полученными удельными наделами, братья Андрей и Александр отправились к Батыю в Орду оспаривать у дяди великокняжеский стол. В Орде братья задержались до 1249 года. В этом году великокняжеский Владимирский стол получил Андрей. Утверждение Н. Карамзина о том, что Александр якобы получил всю южную Россию и Киев, не соответствует действительности, поскольку в тот период южной Россией правил Великий князь Даниил Галицкий, носивший титул «короля всей Руси». К тому же, Александр оставался в заложниках в ставке Батыя, что подтверждает Плано Карпини.

Во время пребывания Александра в «аманатах», приблизительно в 1238—1242 гг., произошло его братание с сыном Батыя — Сартаком. В отдельных летописных сводах утверждается, что Александр являлся «приемным сыном» хана Батыя. У древних монголов бытовал трогательный обычай братания. Мальчики или юноши обменивались подарками, резали себе руки, смешивали кровь с молоком, после чего пили напиток по очереди, произнося слова обоюдной клятвы, и становились «андами» — назваными братьями. Побратимство считалось выше кровного родства: анды — как одна душа, никогда не оставляя, спасают друг друга в смертельной опасности. При этом Сартак принял православную веру несторианского толка.

В 1249 г. хан Батый закрепил за своим сыном Сартаком земли от Волги до Дона, куда вошла и вся Ростово-Суздальская земля. В 1252 г. один из своих улусов — Ростово-Суздальскую землю — Сартак отдал доверенному человеку, своему анде Александру, несмотря на то, что правителем этой земли к этому времени оставался его брат князь Андрей. Однако Александру, воспитанному в татаро-монгольской среде, принявшему ордынское мировоззрение, ставшему андой Сартака, ничего не стоило предать брата и завладеть ярлыком на великокняжеский владимирский стол. Александр отчетливо понимал, что имеет единственный шанс занять Владимирский великокняжеский стол, убрав с дороги брата Андрея.

В 1250 году Даниил Галицкий выдал замуж свою дочь за Великого князя владимирского Андрея (брата Александра), скрепив, таким образом, тайный военный союз против татар, к которому присоединился еще и Ярослав Тверской. В 1252 году Андрей предложил и своему брату Александру присоединиться к союзу против татар, но Александр донес на него хану. За верную службу хан наградил Александра Владимирским княжеством Андрея. А сам Александр повел на Русь «Неврюеву рать» для расправы над Андреем, но тот успел бежать в Швецию. Александр донес и на Даниила Галицкого, после чего хан послал орду Куремсы на Даниила.

Как пишет В. Белинский, за многие годы жизни при дворе хана Александр стал первым из суздальских князей, кто проникся истинно татаро-монгольским державным духом, с детства впитал психологию степняка-завоевателя, полностью воспринял обычаи людей, среди которых вырос. И Александр воспользовался своим «грязным» шансом. Готовясь к свержению Андрея Ярославовича, Александр Ярославович (Невский) поехал за помощью в Орду, но не к самому Батыю, а к его сыну Сартаку. И «победа» Александра над Андреем была одержана в 1252 г, при помощи войск Сартака. Александр, признанный в Орде великим князем, «торжественно» въехал во Владимир. По подсказке нового великого князя Александра (Невского) татаро-монголы не опустошили всю Ростово-Суздальскую землю, грабили и убивали выборочно. Так впервые привел Александр карательные татаро-монгольские войска в суздальскую землю. И приводить эти войска он будет еще не раз.

Все последующие деяния Александра, его сыновей и внуков на великокняжеском поприще были неимоверно жестокими как по отношении к населению Ростово-Суздальской земли и Московии, так и по отношению к соседним народам. Начиная с 1252 года, ростово-суздальские княжества, позже Московия и Российская империя строили свою «державность» строго по татаро-монгольским канонам, перенятым у Орды Александром Ярославовичем. В заимствовании у Золотой Орды и насаждении в Московском улусе азиатской державности и состояла заслуга Александра Невского. Позже, в Советской империи, большевики также придерживались ордынских методов управления: деспотическая централизация власти, подавление малейшего инакомыслия, всеобщее поощрение доносов и предательств, постоянный экспансионизм под лживым прикрытием интернационализма.

Согласно официальной исторической версии, жизнеописание Александра якобы было приведено в конце XIII века в летописи «Повесть о житии Александра Невского», которую никто и никогда не видел в оригинале. До нас дошли лишь улучшенные при помощи «примеси лжи» так называемые «летописные своды», написанные через сотни лет.

Александр прокняжил всего около 11 лет, из которых не менее 5 лет он провел в Золотой Орде, усердно постигая татаро-монгольские обычаи и науку управления улусом. Все его деяния как князя были направлены на вовлечение суздальской земли в единую систему государственного хозяйствования Золотой Орды. По велению хана при Александре были проведены переписи сначала Суздальской, а позже Новгородской земель. При Александре впервые была установлена подушная уплата дани. Войска князя постоянно принимали участие в военных действиях золотоордынцев против непокорного населения Московии и Новгорода. В течение 11 лет Александр по меньшей мере пять раз приводил татаро-монгольские войска в Суздальскую и Новгородскую земли.

Только при «помощи» Александра татаро-монголы смогли покорить Великий Новгород. Зимой 1257—1258 гг. Александр привел татаро-монгольские отряды в Новгородскую землю, где вспыхнуло восстание свободолюбивых новгородцев. Сына Василия, назвавшего отца предателем, Александр отдал на растерзание татаро-монголам, а население жестоко наказал: «оному носа урезаша, а иному очи выимаша». В 1259 году Александр вторично привел татаро-монгольские войска к Новгороду. На этот раз древний Новгород был покорен. Александр выполнил свое «великое предначертание».

В 1262 году татаро-монгольские войска подавили бунт в Суздальской земле, вспыхнувший как протест против сбора дани. «Великий князь» Александр принимал личное участие в подавлении бунта в Ростове, Владимире, Суздале, Ярославле. Однако монгольские баскаки остались недовольны, так как была пролита татаро-монгольская кровь. Александра срочно затребовали в Орду, откуда он не вернулся, будучи, вероятно, как и его отец, отравлен. К тому времени его защитника Сартака в живых уже не было. Н. Карамзин так повествует об этом: «Великий князь решился ехать в Орду с оправданием и дарами. Александр нашел Хана Берку в Сарае. Хан продержал Невского в Орде всю зиму и лето. Осенью Александр, уже слабый здоровьем, возвратился в Нижний Новгород и, приехав оттуда в Городец, занемог тяжкою болезнию, которая пресекла его жизнь 14 ноября 1263 года» Тело его было погребено во владимирском монастыре Рождества Богородицы.

Вот как оценивает «заслуги Александра Невского перед Отечеством» российский историк К. Кедров: «Александр Невский, столь гордый с римскими послами, был чрезвычайно смирен и кроток перед татаро-монгольским Ханом. Он покорно ездил в Орду получать ярлык на княжение и, увы, пролезал-таки на карачках к ханскому трону, как того требовал обычай Орды. Кроме того, он был вынужден беспощадно усмирять в своих владениях любые выступления против татар и собирал дань для хана, усмиряя соотечественников огнем и мечом. Принять корону от папы, как все европейские государи, Александр Невский считал для себя позором, а подползать под ярмо и принимать ярлык на княжение от свирепого ордынца позором не выглядело».

В 1264 г. Великим князем владимирским был назначен Ярослав Ярославович, следующий по очередности брат Александра. И этот князь «воцарился» на Владимирский стол с помощью татаро-монгольских войск. Великий князь Ярослав, следуя примеру деда и отца, старался всеми способами угождать хану и, подобно им, кончил жизнь свою на пути из Орды, куда в 1271 г. он ездил с братом Василием

СВЯТОЙ ПАЛАЧ РУСИ

Почти утратив реальные черты, образ Александра Невского превратился в своего рода историко-патриотическую икону. Историков, пытавшихся показать все стороны его деятельности, включая неблаговидные, никто не желал слушать. Однако, создавая кумиров, люди со временем испытывают острую потребность их разрушать. По мере преодоления доверчивого идолопоклонства как формы усвоения исторических знаний все чаще будут появляться желающие «развенчать» Александра Невского. Приведем высказывания некоторых из них.

«Есть такой сатана русской истории — Александр Невский. У него была цель — княжить во Владимире, и ради шкурных интересов он насадил на Руси лютое татарское иго. И сделал это самым гнусным образом — предав брата».

 

(М.Горелик, «Огонек»)

 

«Князь Александр Невский показал себя не героем и защитником Руси, а беспринципным интриганом, предателем и палачом, который ради личной корысти не брезговал кровью братьев и сестер по вере. Ну, а за что же канонизировала его церковь? За преданность хану татарскому, который освободил церковь от налогов, который в своем ярлыке, выданном в 1279 году, запретил хулить и оскорблять православие, запретил убивать и грабить русских священников. Ведь еще в 1261 году в Орде основано епископство, а церковь пропагандировала покорность татарскому игу. Александр Ярославович, предатель и палач Руси, стал примером подлости и беспринципности для Иоанна Грозного, Петра I Великого и других «великих героев» России».

 

Александр Невский — святой палач Руси?
http://www.evangelie.ru/forum/t35572-2.html

 

«Русский народ, русская свобода были преданы и проданы изнутри. Они стали жертвой своего рода заговора. И ключевой фигурой его был русский «национальный герой» Александр Невский... Александр родился в семье Ярослава... Именно от него исходила идея исторического предательства, именно им-то и принято было роковое решение отдать Русь азиатским пришельцам ради установления деспотической системы власти. Позор русского исторического сознания, русской исторической памяти в том, что Александр Невский стал... знаменем того самого народа, чью историческую судьбу он жестоко исковеркал».

 

(М.Сокольский. «Неверная память», М., 1990)

 

«Можно ли считать великим национальным героем татарского прихвостня, капитулянта и коллаборанта по имени Александр?.. Человека, который своими руками насаждал иноземное господство, призывал на собственных братьев монгольские рати, побратался с Сартаком Батыевичем, а потом подписал с Берке все условия вассальности и данничества... После чего не стеснялся водить свои дружины против несогласного с этим русского населения. Культы Сталина и Ленина «разоблачили», причем настолько успешно и убедительно, что шансов на их возрождение нет. Культа из Петра I не получается. Слишком много о нем известно такого, что святоподобная фигура не складывается. Остается один Александр Ярославич из рода Рюриковичей по прозвищу Невский. Интерес к нему никогда не угасал, но в последние годы он приобрел черты, почти не уступающие формам прославления Иосифа Виссарионовича. Точно так же игнорируются факты, противоречия и вещи совершенно очевидные, но не укладывающиеся в общепринятую схему. Относится это к разряду общественных патологий. Как судить о народе, который сам себе придумал, высосал из пальца и поставил в главные национальные герои и символы фигуру, которую, как ни крути, иначе, чем предателем, не назовешь?

 

(Николай Журавлев, интернет-журнал «Арба»)

 

«Александр Невский был первым из великих князей русских, который вместо сопротивления татарам пошел на прямое сотрудничество с ними. Он начал действовать в союзе с татарами против других князей: наказывал русских — в том числе и новгородцев — за неповиновение завоевателям, да так, как монголам даже не снилось (он и носы резал, и уши обрезал, и головы отсекал, и на кол сажал)... Но сегодняшнее мифологическое сознание воспримет известие о том, что князь фактически являлся «первым коллаборационистом» совершенно однозначно — как антипатриотическое очернительство».

 

(Ю. Афанасьев, журнал «Родина»)

 

Очевидно, не стоит однозначно рассматривать события минувших лет, особенно если проверка исторических источников затруднена. Был Александр Невский героем или антигероем России — каждый волен по-своему понимать и оценивать. Александр Невский — деятель русской истории, и только русские люди могут определять его место в своей истории. Для нас, украинцев, важно, чтобы символы русской истории не становились сегодня знаменем великодержавной политики России, угрожающей целостности и независимости Украины.

В 1986 году я побывал в Ясной Поляне, где поклонился могиле великого человека Земли Русской — Льва Толстого. Я долго стоял на коленях перед холмиком земли над его могилой, безо всяких памятников и даже без креста. Я преклонялся перед величием духа Человека, который стал великим достоянием планетарной культуры. К сожалению, в сегодняшней России он не стал ее символом. Но я верю в величие нравственности русского народа, в его ум и совесть. Я верю, что демократические вечевые традиции Великого Новгорода, жестоко попранные Александром Невским, будут возрождены, и Лев Толстой непременно станет символом России.

Алексей ВОЛОВИЧ, политолог, историк, Одесса
day.kiev.ua, 24.01.09

Похожие статьи:

ИсторияАлександр Невский - святой палач Руси?

506 просмотров

Рейтинг: 0 Голосов: 0

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!